Влияние питания, гормонов — рак: эксперименты и гипотезы

Содержание
  1. Гормонотерапия при раке молочной железы: гормонозависимый рак, препараты, прогноз выживаемости
  2. Что такое гормонотерапия?
  3. Показания к назначению
  4. Особенности гормонотерапии при РМЖ
  5. Виды гормональной терапии
  6. Препараты
  7. Побочные действия
  8. Возможные последствия
  9. Диета при гормонотерапии
  10. Эффективность
  11. Прогноз при применении гормонотерапии
  12. Список литературы:
  13. Канцерогенные вещества в продуктах питания, вызывающие рак
  14. Что такое ракообразующие продукты?
  15. 1. Переработанное мясо
  16. 2. Жареные продукты или продукты, подвергшиеся длительной обработке
  17. 3. Сахар
  18. 4. Продукты с высоким содержанием добавок
  19. 5. Рисовые продукты
  20. Заместительная гормонотерапия и злокачественные опухоли | #05-06/00 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи
  21. Гинекологический рак
  22. Негинекологический рак
  23. Рак: эксперименты и гипотезы — Влияние питания, гормонов
  24. Гормонально зависимый опухолевый рост
  25. Опухолевые клетки должны обойти иммунную защиту

Гормонотерапия при раке молочной железы: гормонозависимый рак, препараты, прогноз выживаемости

Влияние питания, гормонов - рак: эксперименты и гипотезы

Гормонотерапия при раке молочной железы сегодня проводится теми же препаратами, что и 20 лет назад, не изменились и основополагающие принципы её назначения, существенное отличие современного подхода в более точном подборе лекарственного средства с ориентировкой на биологические характеристики опухоли и индивидуальные эндокринные показатели пациентки.

Что такое гормонотерапия?

Гормонотерапия при раке молочной железы предполагает применение в лечебных или профилактических целях похожих на половые гормоны лекарственных средств для «обмана» раковой клетки или полное прекращение воспроизводства эндокринных субстанций яичниками, а также синтеза гормонов в жировой ткани.

Конечная цель гормонотерапии — не допустить поступления половых гормонов в раковую клетку молочной железы, чем нарушается синтез необходимых для её жизни веществ и вынужденно включается программа клеточной гибели — апоптоз.

В качестве гормональных (эндокринных) лекарственных средств при раке молочной железы используют:

  • натуральные гормоны и их синтетические аналоги — эстрогены, андрогены и прогестины;
  • блокирующие связывание естественного гормона с рецептором опухолевой клетки антигормоны — антиэстрогены;
  • нарушающие локальный синтез гормонов в жировой ткани ингибиторы ароматазы;
  • гонадотропин-релизинг-гормон — химическое вещество, подменяющее естественный гормон гипоталамуса, который блокирует синтез яичниками собственных половых гормонов.

Аналогично гонадотропин-релизинг-гормону действуют хирургическое удаление придатков или облучение яичников, без них невозможно лечение менструирующих женщин ингибиторами ароматазы.

Показания к назначению

Рак молочной железы возникает на фоне гормонального дисбаланса, но не все опухоли чувствительны к гормональному воздействию, некоторые популяции клеток не используют половые гормоны для своей жизнедеятельности — они гормонально независимы. Как правило, независимой считается опухоль, в которой не больше 1% клеток нуждается в эстрогенах.

О гормональной зависимости злокачественного новообразования молочной железы судят по наличию на ядерных мембранах клеток рака специальных гормональных рецепторов, взаимодействующих с эстрогенами и переносящих их внутрь клеточного ядра, кратко обозначаемых как «ЭР+» или «ER+». Рецепторы определяет специальный анализ.

Дополнительный косвенный признак гормонозависимого рака молочной железы — наличие мембранных рецепторов прогестерона — «ПР+» или «PR+», пороговое значение — более 20% клеток в популяции.

Наиболее благоприятно для назначения гормонотерапии при раке молочной железы сочетание максимально высокого уровня ЭР+ с ПР+. Формально гормонотерапия показана всем пациенткам, в опухоли молочной железы которых имеется более 1% клеток ЭР+ без учёта концентрации ПР+.

Особенности гормонотерапии при РМЖ

Гормональная зависимость рака молочной железы обещает чувствительность к гормонотерапии, но не гарантирует её.

Во-первых, не все ЭР способны взаимодействовать с лекарственным препаратом, нацеленным на него антиэстрогеном. Результат лечения прогнозирую по объёму популяции чувствительных клеток, считается, что чем больше в раке ЭР+, тем эффективнее будет эндокринная терапия.

Во-вторых, некоторые опухоли формируют устойчивость к лекарству, ускоренно разрушая его в своей цитоплазме или выводя из клетки в межклеточную жидкость.

Формирование устойчивости легло в основу поэтапной гормонотерапии, когда при утрате опухолью чувствительности к одному препарату переходят на другую группу лекарственных средств.

Особенность рака молочной железы — возможность перехода с одной линии гормонотерапии на другую при снижении клинической эффективности воздействия.

В-третьих, ради собственного выживания на фоне гормонотерапии, опухоль постепенно становится нечувствительной к препарату, происходит естественный отбор — реагирующие на гормональные лекарства клетки погибают, выживают и дают потомство нечувствительные. Отчасти на этой особенности рака молочной железы базируется отказ от одновременного использования химиотерапии и гормонотерапии — только последовательно.

При подборе лекарственного препарата обязательно учитывается гормональный период, в котором пребывает женщина. При недавнем прекращении менструации определяется концентрация производимых гипофизом лютеинезирующего (ЛГ) и фолликулостимулирующего (ФСГ) гормонов, стимулирующих работу яичников.

Виды гормональной терапии

В зависимости от цели гормонотерапию подразделяют на неоадъювантную, адъювантную и лечебную.

Неоадъювантная ГТ проводится до радикальной операции для уменьшения объема опухолевого узла и уничтожения микрометастазов, попутно выясняется клиническая чувствительность опухоли к конкретному лекарственному препарату и перспективность профилактической антигормональной терапии после операции.

Этот вид ГТ назначается при люминальном молекулярно-биологическом подтипе рака молочной железы с ЭР+ и ПР+. Эффект при гормонотерапии отсроченный, в отличии от химиотерапии, поэтому неоадъювантное лечение проводится не менее 4 месяцев, при хорошем результате — 8 месяцев и дольше, соответственно, на такой же срок откладывается операция на молочной железе.

Поскольку наименее токсичными считаются ингибиторы ароматазы, их и используют, но они разрешены только для переживших менопаузу женщин.

Адъювантная гормонотерапия назначается для профилактики рецидива и метастазирования, она проводится всем больным с ЭР+, в том числе при карциноме in situ, только цель при 0 стадии иная — предотвращение развития рака в другой молочной железе. Продолжительность терапии — до прогрессирования или 5-10 лет в зависимости от исходного прогноза, а начинают ГТ строго после завершения адъювантной химиотерапии. Выбор препарата зависит от менструального статуса женщины.

Лечебная ГТ применяется при неоперабельном раке молочной железы или метастазах после радикального лечения. Длительность эндокринного воздействия зависит от эффективности, при прогрессировании переходят на следующий по очереди лекарственный препарат, выбор которого определяется по гормональному статусу женщины.

Препараты

Гормональная терапия рака молочной железы проводится антиэстрогенами и ингибиторами ароматазы, применение эстрогенов, прогестинов и андрогенов ограничено высокой частотой осложнений. Каждый препарат в лечебных целях принимают до прогрессирования заболевания, в профилактически — до появления метастазов или не менее 5 лет.

Антиэстрогены представлены двумя препаратами:

  • ежедневно принимаемые при всех видах ГТ и в любом гормональном периоде таблетки тамоксифена;
  • фулвестрант (Фазлодекс™) используется при распространенном раке молочной железы, ранее прогрессировавшем на тамоксифене, и только после менопаузы, он вводится в мышцу раз в месяц, главный недостаток — стоимость инъекции около 500$.

Ингибиторы ароматазы в таблетках для ежедневного приема применяются при любом виде ГТ у женщин после менопаузы, все лекарства одинаково эффективны:

  • анастрозол (Аримидекс™);
  • летрозол (Фемара™);
  • эксеместан (Аромазин™).

Никогда одновременно не используются лекарственные средства разных групп — только по-отдельности.

Некоторые схемы адъювантной ГТ предполагают смену лекарства через определенный срок, например, молодая женщина 5 лет пьет тамоксифен, при прекращении менструальной функции ещё 2 года получает ингибиторы ароматазы.

При лечении неоперабельного рака или метастазов смена группы происходит при возобновлении опухолевого роста или появлении выраженных побочных осложнений.

Для временного выключения функции яичников у менструирующих женщин применяются аналоги гонадотропин-рилизинг-гормона (ГРГ), при раке молочной железы Стандарты рекомендуют каждые 28 дней инъекцию одного из одинаково эффективных средств:

  • гозерелин (Золадекс™);
  • трипторелин (Диферелин™);
  • бусерелин (Бусерелин-депо™);
  • лейпрорелин (Люкрин-депо™)

Группа ГРГ вспомогательная, используется вместе с ингибиторами ароматазы или антиэстрогенами. Прием таблеток начинают после полутора-двух месяцев инъекций антагонистов гонадотропинов. ГРГ конкуренты удаления или облучения яичников, после прекращения инъекций менструация у молодых женщин восстанавливается в ближайшие 3 месяца.

Побочные действия

Антиэстрогены и ингибиторы ароматазы обладают схожими побочными реакциями, самые опасные из которых: образование тромбов и дисгормональный остеопороз. Тамоксифен активнее влияет на свертываемость крови, и при многолетнем использовании у небольшого процента женщин индуцирует рак эндометрия. Ингибиторы ароматазы чаще осложняются остеопорозом. Одинаково часто обе группы вызывают приливы.

Все гормональные препараты подвергаются трансформации в печени. Тамоксифен может вызвать токсическое поражение печени и привести к застою желчи — холестазу, клиника которого отчасти напоминает острый холецистит, все симптомы исчезают после отмены антиэстрогена.

В настоящее время нет однозначного мнения по выбору лекарственного средства — эффективность их одинаковая, поэтому ориентируются на гормональный возраст и сопутствующую патологию, к примеру, при варикозной болезни или патологии эндометрия целесообразно избегать тамоксифена, при остеопорозе — ингибиторов.

В подавляющем большинстве случаев ГТ хорошо переносится, что позволяет при неблагоприятных прогностических факторах пролонгировать её до 7-10 лет.

Возможные последствия

На фоне приёма тамоксифена:

  • при метастазах в костях рака молочной железы в первый месяц лечения могут усилиться боли — синдром «вспышки» требует отмены антиэстрогена;
  • стимулируется овуляция и возможна беременность, поэтому женщины репродуктивного возраста должны прибегать к контрацепции;
  • течение кардиальных заболеваний улучшается вследствии благоприятного действия на обмен липидов, но только после нескольких лет ГТ;
  • опосредованное повышение в крови эстрогенов приводит к приливам, но также несколько «омолаживает» кожу и слизистые половых органов;
  • осложнения со стороны глаз редки, но возможно обострение давней ретинопатии, кератопатии или усугубление возрастной катаракты.

Использование препарата группы ГРГ часто сопровождается посткастрационным синдромом с приливами, частыми кольпитами, недержанием мочи, болями в мочевом пузыре и т.д. У женщин в пременопаузе при совместном применении ГРГ с ингибитором ароматазы возможно повышение уровня эстрадиола, что исключает эффект от лечения.

Диета при гормонотерапии

Многие женщины считают, что на фоне гормональных препаратов растет вес тела, клинические исследования на счет ГТ относят всего лишь 1,6% — 4% случаев повышения веса.

Избыток веса обусловливается не фармакологическим действием, а изменением ритма жизни после выявления рака молочной железы, нормализацией питания после завершения химиотерапии и снижением уровня стресса после проведения радикальной терапии.

На профилактической ГТ женщина успокаивается и бережет себя, избегая физических нагрузок, и вес растет даже без лекарств.

Гормонотерапия не нуждается в особой диете, необходима коррекция питания с учетом ежедневных нагрузок и сопутствующих болезней.

Эффективность

Результат терапии зависит от чувствительности опухолевых клеток к лекарствам, поэтому в обязательном порядке до начала лечения определяется молекулярно-биологический подтип рака молочной железы.

Эффект адъювантной терапии оценивается по времени появления метастазов — на фоне ГТ или в течение года после её завершения. В отсутствии клинически определяемой опухоли косвенно об эффективности свидетельствует уровень эстрадиола в крови.

Результат гормонального воздействия более медленный, нежели химиотерапии, поэтому оценка эффективности при распространенном раке молочной железы проводится каждые 3-4 месяца приема. Общий эффект ГТ — от 15% до 36%, и тем выше, чем больше концентрация ЭР и ПР.

Прогноз при применении гормонотерапии

Распространенность рака молочной железы на момент выявления косвенно свидетельствует об агрессивности и гормональной независимости опухоли. ГТ мало полезна при метастатической стадии, сопровождающейся висцеральным кризом — при множественных злокачественных новообразованиях внутренних органов с нарушением их функции.

При распространенном процессе с высоким уровнем ЭР и ПР на фоне ГТ регрессируют множественные метастазы, особенно в костях, коже и лимфоузлах, даря женщине годы качественной жизни. Эндокринное воздействие бесполезно при прогрессировании рака молочной железы на фоне трех линий ГТ.

Лечение рака должно быть своевременным и адекватным, в «Евроонко» можно выполнить геномный анализ опухоли на чувствительность к препаратам, что повысит непосредственные результаты терапии и положительно отразится на продолжительности жизни.

Список литературы:

  1. Стенина М.Б., Жукова Л.Г., Королева И.А., Пароконная А.А., Семиглазова Т.Ю., Тюляндин С.А., Фролова М.А. Практические рекомендации по лекарственному лечению инвазивного рака молочной железы. Злокачественные опухоли. — 2016. — № 4. Спецвыпуск 2.
  2. Davies C., Pan H., Godwin J. et al. /Long-term effects of continuing adjuvant tamoxifen to 10 years versus stopping at 5 years after diagnosis of oestrogen receptor-positive breast cancer: ATLAS, a randomized trial// Lancet 2013; 381.
  3. Dowsett M./ Neoadjuvant endocrine therapy: patient selection, treatment duration and surrogate endpoints// Breast 2015; 24(Suppl 1)
  4. Hart C.D., Di Leo A./ Defining optimal duration and predicting benefit from chemotherapy in patients with luminal- subtypes// Breast 2015; 24(Suppl 1):
  5. Francis P.A., Regan M.M., Fleming G..F et al. /Adjuvant ovarian suppression in premenopausal breast cancer// N Engl J Med 2015; 372
  6. Pagani O., Regan M.M., Walley B.A. et al. /Adjuvant exemestane with ovarian suppression in premenopausal breast cancer// N Engl J Med 2014; 371: 107–118.
  7. Regan M./ Predicting benefit of endocrine therapy// Breast 2015; 24(Suppl 1).

Канцерогенные вещества в продуктах питания, вызывающие рак

Влияние питания, гормонов - рак: эксперименты и гипотезы

А Вы едите эти продукты, вызывающие рак?

Рак — это системное заболевание, которое может возникнуть по разным причинам, в том числе плохого питания, воздействия токсинов, дефицита питательных веществ и некоторых генетических отклонений. Один из наиболее эффективных способов профилактики и/или лечения рака — употребление пищи, богатой питательными элементами, исключая продукты, которые увеличивают риск возникновения болезни.

Однако, разбираясь в современной системе питания, очень трудно понять, что именно стоит есть, а что нет. Ингредиенты в составе ультра-переработанных продуктов обвиняют во всех болезнях, от рака и диабета до почечной недостаточности и остеопороза. Более того, сам процесс приготовления может перенести даже самую здоровую еду в категорию ракообразующих.

К сожалению, пока производители не начнут использовать в своих продуктах экологически чистые ингредиенты, нам самим придется научиться выбирать наименее вредные.

Здесь стоит учитывать способ приготовления, вредные составляющие переработанных продуктов и риск развития раковых заболеваний.

О каких-то факторах, вызывающих рак, исследователи знали еще несколько десятилетий назад, о других узнали лишь недавно.

Конечно, в вопросе профилактики рака необходимы дополнительные исследования. Но сейчас мы поговорим о продуктах, которые стоит избегать, и о том, как сделать свой рацион более здоровым.

Что такое ракообразующие продукты?

Что делает пищу канцерогенной (или, другими словами, ракообразующей)? Продукты, которые провоцируют развитие рака, могут содержать разный набор химических элементов, пестицидов, консервантов и добавок. Ниже представлены некоторые факторы, отрицательно влияющие на «полезность» продукта, вызывая не только рак, но и аллергии, несварения, ожирение и воспаление:

  • пестициды и гербициды. Промышленное земледелие наполнило воздух, воду, почву, растения и животных вредными химикатами. Чтобы избежать употребления пестицидов, лучше покупать органические продукты местного производства.
  • продукты животного происхождения, содержащие гормоны и антибиотики. Обычное мясо и молочные продукты часто содержат гормоны и антибиотики, которые используются для увеличения производства. Однако это также может привести к нарушению уровня эстрогена в организме. Не ведитесь на надписи «натуральное» или «свободного выгула», которые не имеют ничего общего со способом производства. Покупайте продукты местного производства с пометкой «без гормонов и антибиотиков».
  • сахар и искусственные подсластители. Недавние исследования показали, что большое количество сахара в рационе повышает риск развития некоторых видов рака. Такие искусственные подсластители, как аспартам, сахарин и сукралоза, могут способствовать возникновению свободных радикалов в организме. Высокофруктозный кукурузный сироп, который производители относят к натуральным подсластителям, является, на самом деле, искусственным высоко переработанным продуктом, который может привести к ожирению, росту дрожжей в организме и другим неприятным последствиям.
  • пищевые добавки. Нитраты, сульфиты, пищевые красители и глутамат натрия провоцируют поражение организма свободными радикалами. Чтобы от них уберечься, избегайте продуктов, в состав которых входят неизвестные и труднопроизносимые ингредиенты.
  • пастеризация. Чтобы убить бактерии, пастеризуют (подвергают воздействию очень высоких температур) не только молоко. Йогурты, фруктовые соки и множество других продуктов в Вашем любимом супермаркете проходят обработку под действием высокой температуры, которая уничтожает питательные вещества и образует свободные радикалы. Пастеризация является альтернативой тщательной стерилизации и используется для увеличения срока хранения продуктов. Факт связи пастеризации с возникновением рака пока требует дополнительного изучения, однако пастеризованные продукты способны спровоцировать возникновение воспалений и проблем с кишечником.

1. Переработанное мясо

Мясо, рыба и молочные продукты, безусловно, могут быть включены в противораковую диету. Однако продуктов из переработанного мяса стоит избегать.

На своем веб-сайте Американское онкологическое общество пишет, что «Международное агентство по изучению раки (IARC) определяет переработанное мясо как канцероген, который провоцирует рак.

Что касается красного мяса, то он также может вызывать раковые заболевания».

Недавний мета-анализ 800 исследований выяснил, что 50 г переработанного мяса ежедневно (это около 4 полосок бекона или 1 сосиска) увеличивают риск возникновения колоректального рака на 18%.

К переработанному мясу относят то, что было подвержено каким-либо изменениям для улучшения вкусовых качеств и увеличения срока хранения. Оно может содержать добавки, например, нитраты, и большое количество натрия. К переработанным мясным продуктам относятся изделия, подвергшиеся засолке, консервированию и копчению. Среди них сосиски, ветчина, бекон, колбасы и некоторые мясные деликатесы.

Различные мясные продукты (Переработанное мясо)

2. Жареные продукты или продукты, подвергшиеся длительной обработке

В 2017 году Британское агентство по пищевым стандартам запустило кампанию, чтобы помочь людям научиться избегать употребления токсина акриламида.

Акриламид встречается в сигаретном дыме и при производстве красителей и пластика.

Что интересно, это соединение также формируется в таких крахмалистых продуктах, как хлеб, крекеры, пирожные и картофель, если их готовить в течение долгого времени при высоких температурах.

Основываясь на результатах лабораторного эксперимента, показавшего увеличение риска возникновения некоторых видов рака у животных, Международное агентство по изучению рака назвало акриламид «возможным канцерогеном для человека». Это соединение, как правило, можно встретить в хорошо приготовленном картофеле и зерновых культурах, таких как картошка фри, чипсы и некоторые виды кофе.

Химическая реакция происходит, когда крахмалистые продукты готовятся при температуре выше 120ºС. В этом случае сахар и аминокислота аспарагин создают акриламид. Стоит отметить, что акриламид не формируется (или формируется в незначительных количествах) в молочных продуктах, мясе и рыбе.

3. Сахар

Сахар не только добавляет лишние калории и сантиметры в талии. Употребление продуктов с добавлением сахара увеличивает риск возникновения рака. Существуют доказательства, что сахара, такие как высокофруктозный кукурузный сироп, например, способны спровоцировать развитие рака пищевода, тонкой кишки, толстой кишки и молочной железы.

Ряд исследований обнаружил, что, помимо ожирения и диабета, сахар может вызвать рост опухолей и метастаз.

Вот еще одна причина употреблять меньше сахара: согласно исследованиям люди, получающие 17-21% калорий из сахара, умирают от сердечно-сосудистых заболевания на 38% чаще, чем те, что получает из сахара 8% калорий в день.

4. Продукты с высоким содержанием добавок

Исследование, опубликованное в журнале «Cancer Research», обнаружило связь между самыми обычными пищевыми добавками и раком толстой кишки.

Ученые из Института биомедицинских наук при Университете штата Джорджия в США заметили, что у мышей, которые регулярно употребляли пищевые эмульгаторы полисорбат-80 и карбоксиметилцеллюллозу, наблюдалось усиленное развитие опухолей, воспалений, а так же канцерогенез толстой кишки.

Эти эмульгаторы работают как «чистящее средство» в кишечнике, значительно меняя видовой состав его микробиома. Эти изменения приводят к тому, что бактерии выделяют больше флагеллина и липополисахарида. Другими словами, измененные бактерии влияют на работу иммунной системы, стимулируют воспаления и увеличивают экспрессию токсичных генов.

Какие переработанные продукты содержат эти эмульгаторы? К ним относятся некоторые молочные продукты (например, мороженое), крема, зубная паста, ополаскиватели для рта, слабительные средства, таблетки для похудения, краски на водной основе, моющие средства и даже вакцины.

5. Рисовые продукты

Употребление воды, содержащей мышьяк, может увеличить риск развития рака легких, кожи и мочевого пузыря, поэтому существуют строго регламентированные нормы допустимого количества этого вещества в воде.

Но как насчет продуктов питания? Оказывается, большинство американцев получают его, в основном, из еды, а не из воды. Таким образом, стоит принят во внимание объем мышьяка, которое содержится, например, в рисе.

Мышьяк вреден для всех нас, но большему риску подвержены дети. В 2010 году исследование журнала «Consumer Reports» обнаружило мышьяк во всех изученных им брендах рисовых хлопьев для малышей.

Его количество в 10 раз превышало разрешенную норму содержания в воде! Последующий анализ оказался еще более пугающим: всего одна порция рисовых хлопьев содержит больше недельной безопасной нормы мышьяка, рекомендованной детям «Consumer Reports».

Согласно сайту Экологической рабочей группы (ЭРГ) «такие тяжелые металлы, как мышьяк, кадмий и свинец, естественным образом присутствуют в воде и почве. В некоторых регионах их повышенная концентрация стала результатом промышленного загрязнения и многолетнего использования в сельском хозяйстве пестицидов на основе свинца и мышьяка».

Такие организации, как ЭРГ и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), рекомендуют, по возможности, сократить употребление риса и рисовых продуктов (в том числе содержащих рисовую муку) и заменить их более полезными зерновыми и подсластителями, не имеющими в своем составе мышьяк.

  • Ракообразующая пища имеет в составе пестициды, добавки, добавленный сахар или искусственные подсластители, переработанное мясо, жареные продукты и другие химические соединения.
  • К канцерогенным продуктам относятся картошка фри, сосиски, мясные деликатесы, колбасы, мороженое, очищенный рис и другие крупы, высокофруктозный кукурузный сироп, обработанные растительные масла и трансжиры.
  • Придерживаясь противораковой диеты, постарайтесь минимизировать потребление токсинов, поддерживать регулярное очищение и детоксикацию организма и употреблять необработанные продукты, богатые питательными веществами.

Вы можете оставить заявку на плановую госпитализацию на нашем сайте и мы свяжемся с Вами!

Заместительная гормонотерапия и злокачественные опухоли | #05-06/00 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

Влияние питания, гормонов - рак: эксперименты и гипотезы

Одним из сдерживающих моментов при назначении ЗГТ является риск возникновения злокачественных опухолей, особенно рака молочной железы и половых органов. Злокачественные опухоли репродуктивных органов составляют от 35 до 45% в структуре онкологической заболеваемости женщин в развитых странах.

В России в 1997 году у 210 144 женщин впервые в жизни было диагностировано злокачественное новообразование, подавляющее большинство заболевших было в возрасте 60-69 лет.

Рак молочной железы лидирует в структуре онкологической заболеваемости, его удельный вес составил 18,4%, гинекологический рак занимает второе место (17,0%), третье место принадлежит колоректальному раку (11,2%) и четвертое — раку желудка (9,9%).

За последние годы в мире накоплен значительный опыт применения ЗГТ, что позволяет провести анализ некоторых исследований и сделать соответствующие выводы о возможном риске заболевания злокачественными опухолями в женской популяции, а также о применении ЗГТ у онкологических пациенток.

Рак молочной железы (РМЖ). В течение многих лет причину развития РМЖ связывали исключительно с избыточной продукцией эстрогенов или некоторых их фракций.

В пользу «эстрогенной» гипотезы свидетельствуют полученные в эксперименте на животных опухоли молочной железы под воздействием химических канцерогенов при одновременном введении эстрогенов, а также случаи регресса первичной опухоли и метастазов РМЖ после овариоэктомии. Многочисленные эпидемиологические исследования также косвенно указывают на роль яичников в развитии РМЖ.

Так, РМЖ чаще развивается у не беременевших, не рожавших, мало рожавших или поздно рожавших женщин (после 30 лет). Риск РМЖ увеличивается у женщин с ранним менархе (до 12 лет) и поздней менопаузой (после 50 лет).

В последние годы длительность репродуктивного периода увеличилась в два раза (с 15-20 лет до 20-40 лет) при сокращении числа родов, образовалось так называемое «эстрогенное окно». Тем не менее, несмотря на многочисленные свидетельства о причастности эстрогенов к развитию РМЖ, по мнению ведущих специалистов, эстрогены не являются канцерогенами в классическом смысле этого слова.

Нет ни одного убедительного научного исследования, показавшего наличие высокого уровня классических эстрогенов у больных РМЖ по сравнению со здоровыми женщинами соответствующего возраста. Очевидно, для возникновения и роста РМЖ не обязательна избыточная продукция эстрогенов, достаточно их присутствие в обычных физиологических уровнях соответственно возрасту.

Канцерогенез представляет собой многостадийный процесс, и отдельный единовременный фактор не способен вызвать рак. В связи с этим в последние годы эстрогенам отводится соответствующая роль на стадии развития уже инициированного опухолевого процесса. Кроме того, необходимо помнить также об открытии в 90-х годах генов BRCA1 и BRCA2, что внесло ясность в наследственные формы у 10% больных РМЖ.

Результаты опубликованных с 1970 года более 50 когортных эпидемиологических исследований (выборочных, нерандомизированных) о ЗГТ и РМЖ были крайне противоречивыми и несопоставимыми по численности обследуемых и составу препаратов.

Проведенные в 90-е годы метанализы этих исследований показали, что прием ЗГТ в период времени до 5 лет не увеличивал риск РМЖ, тогда как более длительное назначение способствовало росту РМЖ. Последний наиболее полный реанализ 51-го эпидемиологического исследования, охватывающего 52 тыс. больных РМЖ и 108 тыс.

женщин без РМЖ, показал, что относительный риск РМЖ составляет 1,31% для женщин, принимавших ЗГТ в течение 5 лет и более. Риск одинаков для различных видов применяемых эстрогенов (конъюгированных или 17b-эстрадиола). С 1980 года с целью протективного действия на эндометрий в ЗГТ применяются прогестагены как в циклическом, так и в постоянном режиме.

В первом крупномасштабном исследовании, проведенном в США, по комбинированной ЗГТ не было установлено увеличение риска РМЖ при добавлении прогестинов, хотя дальнейший метанализ выявил относительный риск при длительной (более 5 лет) комбинированной ЗГТ в странах Европы и США.

В то же время в клиниках, где проводился опрос больных РМЖ, число пациенток, получавших ранее ЗГТ, было таким же, как и в общей женской популяции страны.

Анализируя случаи РМЖ, развившиеся у пациенток, длительно принимавших ЗГТ, все клиницисты отмечают более прогностически благоприятное течение заболевания за счет высокой дифференцировки опухоли, меньших размеров и низкой потенции к метастазированию по сравнению с РМЖ у больных, ранее не получавших ЗГТ. Таким образом, ЗГТ длительностью до 5 лет не увеличивает риск РМЖ, но, учитывая повышение вероятности РМЖ при долговременной ЗГТ (более 5 лет), необходимо рекомендовать маммографию до начала ЗГТ и далее ежегодно. При этом надо помнить, что интерпретация маммограмм может быть затруднена из-за увеличения плотности ткани молочной железы на фоне ЗГТ.

Дискуссионным является вопрос о назначении ЗГТ больным РМЖ после излечения. Однако в настоящее время уже накоплен некоторый опыт в лечении климактерических расстройств у пациенток, ранее подвергавшихся лечению по поводу РМЖ.

Несколько ретроспективных анализов исследований, включавших от 25, 65, 77 до 146 больных РМЖ, не выявили ухудшения прогноза заболевания, т. е. увеличения риска рецидивов заболевания по сравнению с контрольными группами больных РМЖ, не получавших ЗГТ.

Исходя из этого, авторы полагают, что недлительная ЗГТ может быть назначена больным РМЖ, имевшим начальные формы рака без метастатического поражения лимфатических узлов. Однако учитывая тот факт, что длительная ЗГТ (более 5 лет) увеличивает риск РМЖ в популяции в 1,3-1,4 раза, необходимы рандомизированные исследования по ЗГТ больным РМЖ.

Такого рода пилотное исследование запланировано в Англии и Италии. Нужно также отметить, что у больных, излечившихся от РМЖ, в два-пять раза выше риск развития РМЖ контрлатеральной молочной железы, а у женщин, у которых РМЖ был в молодом возрасте, — в десять раз.

Гинекологический рак

Рак эндометрия (РЭ). В 70-е годы была отмечена отчетливая взаимосвязь между эстрогенной ЗГТ (ЭЗГТ) и увеличением риска РЭ. Впоследствии метанализ различных исследований позволил уточнить эту взаимосвязь; относительный риск сохранялся у больных, получавших эстрогены, и был минимален для не получавших.

Риск РЭ возрастал в зависимости от длительности приема эстрогенов: от 1,4 при приеме менее 1 года до 9,5% при длительности более 10 лет.

После прекращения приема эстрогенов риск снижался к концу второго года до показателей, отмеченных у больных, не использовавших ЭЗГТ, хотя он мог оставаться более высоким в течение 10 лет после прекращения ЭЗГТ. В дальнейшем с целью защиты эндометрия от пролиферативного влияния эстрогенов в ЗГТ были включены прогестины.

При добавлении прогестинов риск РЭ зависел от длительности приема прогестинов: менее 10 дней он был 2,4%, более 10 дней — 1,1%, т. е. сохранялся на том же уровне, что и у использующих комбинированную ЗГТ.

Хотя, по данным Бересдорфа, длительная комбинированная ЗГТ (5 лет и более) увеличивает риск РЭ в два раза, РЭ, развившийся на фоне ЗГТ, так же как и РМЖ, протекает менее агрессивно (в большинстве случаев он высокодифференцированный, стадии IA), и риск смерти от РЭ значительно ниже у пациентов, получавших ЗГТ, чем у не получавших.

Другим спорным моментом остается вопрос о применении ЗГТ больными РЭ после радикального лечения. К 1998 году были известны три когортных исследования по применению ЗГТ больным РЭ (153 человека) после радикальных экстирпаций матки с придатками. Анализ, проведенный в 1999 году, касается еще 130 больных РЭ, получавших ЭЗГТ.

Как и предыдущие научные изыскания, он не выявил увеличения риска рецидивов РЭ, однако для окончательного утверждения также необходимы рандомизированные исследования.

Следует считать, что ЗГТ может быть назначена больным РЭ с благоприятным прогнозом при безрецидивном периоде более 5 лет после радикального лечения, а также больным саркомой матки, исключая эндометрильностромальные формы.

Рак яичника (РЯ). Более чем в 300 публикациях по ЗГТ и РЯ не отмечено роста заболеваемости РЯ на фоне приема ЗГТ. Только в девяти работах говорится о некотором увеличении риска при длительной ЗГТ.

В то же время клиническое исследование, проведенное Гвидоззи, Папонтом среди 130 больных РЯ, части из которых в послеоперационном периоде назначалась ЭЗГТ в течение 6-8 недель, не выявило ее негативного влияния на безрецидивный интервал и общую выживаемость по сравнению с лечением без ЭЗГТ.

Рак шейки матки (РШМ). РШМ не является гормонозависимой опухолью, в его этиологии основная роль отводится папилломавирусной инфекции, передающейся половым путем. При ретроспективном анализе риск инвазивного рака шейки матки у женщин, принимавших ЗГТ, оказался ниже, чем в общей популяции.

Возможно, это связано с более тщательным скринингом, проводимым среди пациенток, которым назначается ЗГТ. Больным, подвергавшимся хирургическому вмешательству в объеме радикальных расширенных экстирпаций матки с придатками по поводу РШМ, как правило, назначается ЭЗГТ для ликвидации явлений постовариэктомического синдрома.

Наш небольшой опыт ЗГТ диветреном (эстрадиол валерат + медроксипрогестерон ацетат) и дивигелем (17b-эстрадиол) среди больных РШМ (21 человек) в различные сроки после хирургического или комбинированного лечения (операция + облучение) представлен в табл. 1, 2.

После шестимесячного приема препаратов модифицированный менопаузальный индекс (ММИ) снизился более чем на 40% (на 45,0% — при приеме дивитрена и на 42,4% — дивигеля). Положительная динамика в лечении постовариэктомического синдрома характеризовалась в первую очередь снижением почти на 50% выраженности психоэмоциональных и нейровегетативных симптомов.

Изменение ММИ при оценке метаболических изменений также указывало на положительный эффект ЗГТ. Тем не менее сохранялись урогенитальные расстройства, свойственные не столько урогенитальному синдрому, сколько особенностям лечения рака шейки матки (радикализм операции в сочетании с лучевой терапией).

Степень их выраженности, однако, значительно снижалась за счет исчезновения дизурических явлений, диспареунии, недержания мочи, никтурии. При исследовании гормонального спектра у 11 больных, получавших дивитрен, отмечено снижение на 20% уровня ФСГ при одновременном повышении на 90% уровня эстрадиола.

При оценке липидного спектра крови установлено, что его показатели через 6 месяцев после начала лечения статистически не отличались от исходных. Благоприятным фактором, указывающим на безопасность данного метода лечения, является и снижение атерогенного индекса на 20%.

Ни у кого из пациенток за время проведения ЗГТ и далее в течение последующих 12 месяцев не отмечено рецидива заболевания. По данным Плоха, пятилетняя выживаемость больных РШМ, получавших ЗГТ и не получавших ЗГТ, была одинаковой. В настоящее время в наших онкологических клиниках больным РШМ (более 60 человек) после радикального хирургического лечения уже в раннем послеоперационном периоде назначается ЗГТ дивигелем, эстрофемом, прогиновой, климара или комбинированная ЗГТ фемостоном, цикло-прогиновой, клименом, дивиной.

Рак вульвы и влагалища. Плоскоклеточный рак вульвы и влагалища, так же как и РШМ, не является гормонозависимым и развивается у женщин пожилого и старческого возраста. Работ по применению ЗГТ у больных раком вульвы и влагалища не проводилось.

Негинекологический рак

Во всех исследованиях по изучению риска колоректального рака на фоне ЗГТ отмечается статистически достоверное снижение на 30-40% заболеваемости среди получавших ЗГТ.

В опубликованном в 1996 году в Швеции отчете о статистическом исследовании заболеваемости и смертности среди женщин, получавших и не получавших ЗГТ, также указывается на значительное снижение заболеваемости колоректальным раком, небольшое снижение частоты гепатоцеллюлярного и церебрального рака и отсутствие влияния ЗГТ на частоту меланом, рака легкого и почек.

Представленные материалы свидетельствуют о возможности широкого применения ЗГТ не только в общей женской популяции, но и в реабилитации части онкологических больных после их излечения при тщательном динамическом наблюдении. Тем не менее необходимо продолжение кооперированных научно-клинических исследований по изучению онкологических аспектов ЗГТ.

Рак: эксперименты и гипотезы — Влияние питания, гормонов

Влияние питания, гормонов - рак: эксперименты и гипотезы

Подробности Категория: Архивы

Как правило, жизнедеятельность опухолевых клеток более затруднена при недостаточном питании хозяина (Танненбаум). Баутвелл в числе других ученых проводил опыты по канцерогенезу кожи в условиях недостаточного питания.

Если подопытные животные (мыши) получали лишь 60% того количества пищи, которое считается достаточным для продолжения жизни, то число животных с папилломами (через 16 недель после активации кротоновым маслом) снижалось по сравнению с контрольной группой от 50 до 14%, причем среднее число папиллом на мышь падало от 6 до менее 2.

Буллоу предложил объяснение, которое более других пришлось ему по сердцу: животное, получающее недостаточное питание, живет в условиях постоянного стресса, и, следовательно, стрессовые гормоны (такие, как адреналин и кортизон) постоянно находятся на высоком уровне. Известно, что эти гормоны могут подавлять митозы.

Таким образом, снижение процента образования опухолей объясняется просто. Во всяком случае, и сам по себе кортизон оказывает ожидаемое действие на появление опухолей. В двухступенчатом эксперименте инициация — активация суточное скармливание мыши 0,5 мг кортизона снижало появление карцином до 10% от контрольного уровня (Баутвелл).

Несмотря на все сказанное выше, недостаточность питания не всегда способствует подавлению опухолей: так, гепатомы, индуцированные ДАБ, образуются лишь у животных, получающих пищу с недостаточным содержанием белка. Полноценная белковая пища в этом случае препятствует возникновению опухолей.

Упомянем еще один любопытный факт: недостаток холина в пище сам по себе ведет к возникновению гепатом у крыс.

Гормонально зависимый опухолевый рост

Развитие многих типов опухолей зависит от гормонов. Фоулдс наблюдал наиболее выразительный пример на мышах: спонтанные карциномы молочной железы быстро возникали во время беременности. После родов рост их замедлялся; отмечалась даже регрессия опухолей. Во время следующей беременности наблюдалась новая волна роста.

В этом случае четко выявляется зависимость опухолевого роста от содержания гормонов. Следовательно, можно считать, что по крайней мере возникновение рака молочной железы зависит от гормонов. Однако в процессе дальнейшего развития карциномы у мышей утрачивали зависимость от гормонов, продолжали расти независимо от беременности и приводили к гибели животного.

Раки молочной железы у крысы проявляют гормональную зависимость на всех стадиях своего развития. Эту зависимость нетрудно проследить в простом эксперименте: рак молочной железы крысы регрессирует после хирургического удаления яичников.

Такой «коканцерогенный» эффект женских половых гормонов даже необходим для развития рака молочной железы под воздействием вирусов; мы еще вернемся к этому примеру с вирусом Биттнера в главе о вирусах. Но иногда удаление половых желез служит поводом для злокачественного роста. Охотникам знакомы случаи беспорядочного разрастания ткани на рогах оленя, приводящие подчас к гибели животного.

Известны им и причины разрастаний: все эти олени в прошлом имели травму яичка. Такие рога, будучи интересным экспонатом охотничьей коллекции, демонстрируют также роль гормонального баланса в регуляции роста. Решающим фактором в опухолевом росте, помимо половых гормонов, оказываются также гормоны гипофиза.

Чтобы остановить рост рака молочной железы, достаточно вместо яичников удалить гипофиз. И наоборот, рак молочной железы мыши может быть экспериментально индуцирован подсадкой второго гипофиза. Такой дополнительный гипофиз может быть пересажен под кожу, в селезенку или даже под капсулу почки: в каждом случае чрезмерная выработка гормона гипофиза ведет к неопластическому росту.

Ткань молочной железы и в норме зависит от женских половых гормонов; таким образом, гормональная зависимость роста опухолевых клеток, возникших из ткани молочной железы, легко объяснима. Однако даже в органах, которые обычно не являются «мишенями» для этих гормонов, гормональные воздействия могут оказать важное влияние на канцерогенез.

ГОРМОНАЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ ИНДУЦИРОВАНИЯ ГЕПАТОМ Фиг. 16. Ройбер обнаружил, что гепатомы могут быть индуцированы под воздействием ААФ лишь в присутствии тироксина и тестостерона. Образование этих гормонов исключается удалением щитовидной железы и кастрацией: после такой двойной операции опухоли печени не развиваются. Дополнительное же введение таким животным тироксина и тестостерона вновь делает возможным возникновение гепатоцеллюлярных раков (фиг. 16).

Влияние гормонов на появление опухолей и опухолевый рост в высшей мере своеобразно для каждой опухоли. Все эти особенности пока не изучены, но то, что опухолевый рост связан с активностью гормонов, было известно свыше 100 лет назад. Еще в 1836 г. Купер установил связь между раком молочной железы и менструациями.

Опухолевые клетки должны обойти иммунную защиту

Значительно позднее были получены сведения о влиянии иммунной системы хозяина на рост опухоли.

Иммунная система с клетками, продуцирующими антитела, и актив
ными лимфоцитами, которые могут непосредственно убивать чужие клетки, регистрирует все «чужое» в организме: поскольку бактерии и вирусы для организма чужие, то против них приводится в действие весь арсенал антител.

Очевидно, что опухолевые клетки, которые возникли из нормальных клеток ткани, тоже являются чужими для организма. Это значит, что специфическая для хозяина защита представляет основную опасность для опухолевых клеток (стр. 157 и след).

Знай об организме
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: