Иммунный надзор? — досье рака

Содержание
  1. Иммунитет без тормозов: Нобелевская премия за антитела против рака (2018)
  2. Иммунный надзор
  3. Иммунологические тормоза
  4. Отчет ASCO 2021 о достижениях в клинической онкологии
  5. Дополнительные значимые достижения
  6. Профилактика
  7. Исследовательские приоритетыASCOдля ускорения прогресса в противораковой борьбе
  8. Разработать и внедрить ИИ и технологии глубокого обучения в онкологические исследования
  9. Выделить стратегии прогнозирования ответа и резистентности к иммунотерапии
  10. Оптимизировать мультимодальную терапию солидных опухолей
  11. Усилить исследования в области прецизионной медицины и терапевтических подходов при детских и других редких опухолях
  12. Оптимизировать медицинскую помощь пожилым пациентам с онкологическими заболеваниями
  13. Повысить равный доступ к клиническим исследованиям в онкологии
  14. Снизить нежелательные последствия противоопухолевой терапии
  15. Снизить влияние ожирения на онкологическую заболеваемость и результаты лечения
  16. Лучше распознавать потенциально злокачественные поражения и прогнозировать, когда необходимо лечение
  17. Иммунный надзор над опухолью: клеточная защита от рака
  18. Иммунный надзор – что это такое
  19. Механизм противоопухолевой защиты – роль лимфоцитов
  20. Роль опухоли в преодолении иммунного барьера
  21. Нарушенный иммунный надзор – каковы последствия
  22. Анализ на рак, которому нельзя доверять | CMT: Научный подход
  23. Обзор
  24. Почему онкомаркеры ошибаются?
  25. Что показывают онкомаркеры крови?
  26. PSA — ранняя диагностика рака простаты
  27. Анализ на все виды рака: ЭПР-ТСА тест

Иммунитет без тормозов: Нобелевская премия за антитела против рака (2018)

Иммунный надзор? - досье рака

Нобелевскую премию 2018 года вручили за открытия, позволившие разработать принципиально новый подход в иммунотерапии рака, совершивший прорыв в лечении некоторых ранее смертельных опухолей. Сегодня «Биомолекула» снова расскажет об антителах-ингибиторах иммунологических чекпоинтов и о работах лауреатов этого года — Джеймса П. Эллисона и Тасуку Хондзё.

Рак — это большая группа заболеваний, объединенных общей чертой: все они начинаются с одной клетки, мутации в которой позволяют ей неограниченно делиться и формировать огромные сложно организованные скопления клеток — опухоли. Ежегодно рак убивает миллионы людей, занимая почетное второе место среди причин смерти, сразу после сердечно-сосудистых заболеваний.

С точки зрения медицины, раковые опухоли представляют собой таких же паразитов, как болезнетворные бактерии или глисты. С тем лишь отличием, что раковые клетки намного более похожи на здоровые, нежели бактерии или вирусы, да и располагаться могут в любой части тела.

Но задача и там и там одна — полностью избавить организм от причины заболевания, уничтожить ее. До недавнего времени врачи располагали лишь тремя инструментами для борьбы с раком — операция, облучение ионизирующей радиацией и химиотерапия (специальные яды, бьющие по быстро делящимся клеткам).

Нобелевская премия этого года дана за важнейшие шаги в разработке четвертого способа борьбы — уничтожения опухолей с помощью иммунных клеток самого пациента.

Иммунный надзор

Идею, что иммунитет и рак могут быть как-то связаны, высказал еще отец-основатель иммунологии и Нобелевский лауреат 1908 года Пауль Эрлих. Этот исследователь предположил, что опухолевые клетки могут возникать в организме постоянно, но иммунитет блокирует их развитие [1], [2].

Его идеи отчасти подтвердились в 1950-х годах, когда оказалось, что переливание крови от пациентов, у которых меланома (рак кожи) ранее спонтанно исчезла, может спровоцировать такую же регрессию у пациента, получившего кровь. Исследователи пошли дальше и попробовали пересадить меланому между двумя пациентами, чем добились регрессии опухолей у обоих.

Со временем идеи Эрлиха легли в основу целой теории иммунного надзора над опухолью.

Эти данные позволили разработать первую иммунотерапию рака. Подкожное введение бациллы Кальметта—Герена, сильного неспецифического иммуностимулятора, приводило к регрессии опухоли [3].

Введением пациентам вакцин на основе стрептококка и занимался «отец иммунотерапии рака» Уильям Коли. Его результаты подтвердили предположение Эрлиха о важной роли иммунитета в подавлении развития опухолей.

Однако до поры это не вылилось в серьезные медицинские прорывы.

Чтобы совершить качественный рывок в лечении рака, исследователям пришлось потратить еще несколько десятилетий на раскрытие природы иммунной защиты от опухолей. В настоящий момент эта тема изучена очень хорошо.

Взаимодействие опухоли и иммунной системы устроено очень сложно. Все клетки нашего организма подвергаются постоянному иммунному надзору.

Эта слежка позволяет на ранних этапах опознать раковые опухоли и задушить их в зародыше.

Для того чтобы стать раковой, клетке необходимо накопить некоторое количество мутаций в своих генах.

Одни гены должны активироваться и начать стимулировать деление (их еще называют онкогенами), другие, подавляющие деление клетки (гены-супрессоры), — выключиться.

При этом внутри клетки появляются измененные этими и последующими мутациями белки — неоантигены. Этот термин пришел к нам из иммунологии, где антигеном называют мишень иммунных клеток.

Дело в том, что практически все клетки нашего тела в обязательном порядке сообщают иммунитету обо всех белках, которые они содержат.

Этот «иммунологический паспорт» расположен на поверхности клеток и состоит из белков главного комплекса гистосовместимости (MHC), в которых как в тисках зажаты небольшие аминокислотные цепочки — пептиды. Эти фрагменты вырезаются из всех белков, присутствующих внутри данной клетки.

Специальные клетки — Т-киллеры, постоянно «ощупывают» эти белковые комплексы и когда клетка начинает производить что-то странное, убивают ее. Поэтому практически все опухоли так или иначе умеют контролировать иммунный ответ и избегать его (рис. 1).

Рисунок 1. Схематическое изображение взаимодействия опухолевых клеток и иммунитета. Искаженный «иммунологический паспорт», состоящий из комплексов MHC и пептидов привлекает Т-киллеры, а его отсутствие — NK-клетки.

Иммунологические тормоза

При той всеобъемлющей защите, которую обеспечивает нам иммунитет, кажется невероятным, что какие-то опухоли все-таки могут развиваться в организме. Особенно подобные меланоме (рис.

2), которая выделяется среди опухолей наиболее сильным искажением «иммунологического паспорта». Многие опухоли просто «набиты» иммунными клетками (рис. 3), которые почему-то их не атакуют.

Должны существовать механизмы, позволяющие таким новообразованиям избегать иммунного надзора.

Рисунок 3. Лимфоциты (темно-фиолетовые), окружающие опухоль (в центре). Гистологический срез опухоли молочной железы.

Именно их изучением занимались лауреаты Нобелевской премии по физиологии и медицине 2018 года (рис. 4) [4]. В 1990-х годах первый из двух лауреатов, Джеймс Эллисон, занимался изучением белка CTLA-4, который располагается на поверхности различных групп Т-лимфоцитов. Он и его коллеги заметили, что этот белок способен подавлять иммунную реакцию [5].

Основными носителями этого белка в организме являются регуляторные Т-клетки, которые с его помощью предотвращают активацию других лимфоцитов, блокируя работу антигенпрезентирующих клеток в лимфоузлах и тканях [6]. Эта блокировка действует как тормоз для иммунной реакции и является важной защитой от аутоиммунных заболеваний.

Если же заблокировать CTLA-4, Т-лимфоциты начинают работать намного активнее.

Рисунок 4. Схематическое изображение механизмов работы препаратов, разработанных на основе открытий Эллисона (слева) и Хондзё (справа). Зеленым показаны блокирующие антитела, «снимающие тормоза» с противоракового иммунитета.

Пока коллеги Эллисона изучали возможности применения знаний о CTLA-4 в терапии аллергий, ему пришло в голову, что гиперактивация этого белка может быть частью защиты опухолей от иммунитета.

Его группа попробовала ввести блокирующие функцию CTLA-4 антитела мышам с развитыми формами рака и увидела серьезное снижение активности опухолевых клеток и уменьшение объема опухолевой ткани [7].

Поначалу фармакологические компании не заинтересовались этим открытием, однако впоследствии настойчивость Эллисона, продолжившего исследования на людях, принесла свои плоды.

В настоящий момент терапия антителами против CTLA-4 [8] с использованием открытого Эллисоном механизма зарегистрирована по всему миру, в том числе и в России. Международное непатентованное название препарата — ипилимумаб [9]. Применяют его сейчас для лечения меланомы в последней стадии, которая ранее была смертным приговором. Этот препарат также тестируется и против других форм рака.

В то время, когда группа Эллисона работала над CTLA-4 в США, в Киото исследователи под руководством профессора Тасуку Хондзё изучали другой механизм подавления иммунного ответа [10]. Они обнаружили белок под названием PD-1, который появляется на активированных Т-киллерах [11].

В норме этот белок позволяет регуляторным Т-клеткам подавлять те Т-киллеры, которые активировались на «неправильный» антиген. Дело в том, что активация этого белка на лимфоцитах (с помощью лиганда PD-1 — PD-L1) отправляет их в апоптоз.

Именно благодаря этому он и получил свое название: PD расшифровывается как programmed death, «программируемая смерть».

В исследованиях на мышах группа Хондзё показала эффективность блокировки нового белка в борьбе с различными опухолями [12]. Эти данные были использованы для разработки нового препарата под названием ниволумаб, который также зарегистрирован по всему миру и используется для лечения многих опухолей, в том числе и меланомы [13].

Так, более 100 лет спустя после первого, пророческого заявления Пауля Эрлиха, иммунитет наконец-то стал надежным союзником человека в борьбе с онкологическими заболеваниями.

  1. Christine V Ichim. (2005). . J Transl Med. 3, 8;
  2. Ehrlich P. (1909). Ueber den jetzigen stand der Karzinomforschung. Ned. Tijdschr. Geneeskd. 5, 273–290;
  3. Morton D.L., Eilber F.R., Joseph W.L., Wood W.C., Trahan E., Ketcham AS. (1970). Immunological factors in human sarcomas and melanomas: a rational basis for immunotherapy. Ann. Surg. 172, 740–749;
  4. Пресс-релиз на сайте Нобелевского комитета;
  5. D. R. Leach, M. F. Krummel, J. P. Allison. (1996). Enhancement of Antitumor Immunity by CTLA-4 Blockade. Science. 271, 1734-1736;
  6. Дендритные клетки: профессиональные разведчики в «Опухолевой войне»;
  7. E. D. Kwon, A. A. Hurwitz, B. A. Foster, C. Madias, A. L. Feldhaus, et. al.. (1997). Manipulation of T cell costimulatory and inhibitory signals for immunotherapy of prostate cancer. Proceedings of the National Academy of Sciences. 94, 8099-8103;
  8. Хороший, плохой, злой, или Как разозлить лимфоциты и уничтожить опухоль;
  9. Лечение Джимми Картера;
  10. Hiroyuki Nishimura, Masato Nose, Hiroshi Hiai, Nagahiro Minato, Tasuku Honjo. (1999). Development of Lupus- Autoimmune Diseases by Disruption of the PD-1 Gene Encoding an ITIM Motif-Carrying Immunoreceptor. Immunity. 11, 141-151;
  11. Y. Ishida, Y. Agata, K. Shibahara, T. Honjo. (1992). Induced expression of PD-1, a novel member of the immunoglobulin gene superfamily, upon programmed cell death.. The EMBO Journal. 11, 3887-3895;
  12. Y. Iwai. (2004). PD-1 blockade inhibits hematogenous spread of poorly immunogenic tumor cells by enhanced recruitment of effector T cells. International Immunology. 17, 133-144;
  13. Рак почки: чтобы вылечить, надо восстановить естественный иммунитет!;
  14. Marie Colombe Agahozo, Dora Hammerl, Reno Debets, Marleen Kok, Carolien H M van Deurzen. (2018). Tumor-infiltrating lymphocytes and ductal carcinoma in situ of the breast: friends or foes?. Mod Pathol. 31, 1012-1025.

Отчет ASCO 2021 о достижениях в клинической онкологии

Иммунный надзор? - досье рака

Ежегодный отчет Американского общества клинической онкологии (ASCO) выделяет текущие тренды и определяет приоритеты исследований в области онкологии, которые обладают высоким потенциалом ускорения прогресса в борьбе против рака.

Это 16-е издание ежегодного отчета было разработано 26 экспертами редакционной коллегии.

Редакторы изучили научные материалы, опубликованные в рецензируемых журналах или представленные на ведущих медицинских конференциях, с октября 2019 года по сентябрь 2020 года, отобрали достижения, которые улучшают значимые для пациентов исходы заболевания и вносят значительный научный вклад, и предложили приоритетные области исследований, которые отвечают на жизненно важные нерешенные вопросы онкологической помощи и обладают потенциалом усовершенствовать базу знаний для принятия клинических решений. Отчет этого года также включает обсуждение критически важного аспекта равного доступа к исследованиям в онкологии и решения, которые смогут обеспечить везде, каждому пациенту со злокачественным новообразованием доступ к наиболее современным достижениям медицины.

Молекулярное профилирование, ускоряющее прогресс в лечении опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), было выбрано в качестве Достижения года.

Молекулярное профилирование помогло изменить перспективы для пациентов с опухолями ЖКТ путем определения молекулярных и генетических особенностей, позволяющих онкологам назначать лечение, высокоспецифичное для определенной опухоли.

Возможность определять молекулярные особенности опухолей ЖКТ расширило терапевтические возможности для отдельных пациентов со злокачественными новообразованиями ЖКТ – повысила выживаемость, при этом минимизировав число побочных эффектов.

Специфические генетические мутации, амплификации или слияния, эпигенетический профиль, экспрессия белков и другие молекулярные особенности позволяют онкологам выбирать таргетную терапию, направленную на молекулярный профиль опухоли их пациентов.

В течение последнего года исследования показали, что направленное действие на рецептор человеческого эпидермального фактора роста 2 типа (HER2) улучшает выживаемость пациентов с раком желудка и демонстрирует потенциал в лечении пациентов с HER2-положительным колоректальным раком.

В настоящее время FDA одобрен лекарственный препарат, направленный на специфические мутации ДНК при метастатическом колоректальном раке. Применение пембролизумаба (ингибитора контрольной точки иммунного ответа PD-1) в первой линии терапии пациентов с продвинутыми стадиями колоректального рака с дефицитом в системе репарации ДНК (MMR) вдвое увеличивает время до прогрессирования заболевания.

Эти достижения продвигают лечение опухолей ЖКТ в сторону персонализированной медицины.

Дополнительные значимые достижения

Достижения, отмеченные в отчете этого года, отражают прогресс в профилактике и лечении целого спектра злокачественных опухолей, включая:

  • Прогресс в применении таргетной терапии у пациентов с ранними стадиями заболевания.
  • Назначение лекарственных препаратов на основе биомаркеров, позволяющее персонализировать лечение рака легкого, колоректального рака, рака желудка.
  • Комбинации различных лекарственных препаратов, приводящие к повышению выживаемости пациентов, без увеличения токсичности.
  • Растущее число таргетных препаратов, продлевающих жизнь большему числу пациентов с трудно поддающимися лечению злокачественными опухолями.

Профилактика

Накопленные данные наблюдательных исследований и регистров говорят о защитном эффекте, связанном с приемом аспирина пациентами с синдромом Линча (наследственная предрасположенность к злокачественным новообразованиям).

Наблюдение в течение 20 лет за 427 пациентами, случайным образом распределенными на ежедневный прием аспирина или плацебо в течение 2 лет, показало значительное и значимое снижение на 44% случаев колоректального рака среди носителей мутаций, связанных с синдромом Линча, принимавших аспирин, в сравнении с теми, кто принимал плацебо. Это преимущество становится заметным только более чем через 5 лет, но сохраняется более 20 лет. Серьезные нежелательные явления были сравнимы в обеих группах. Оптимальную дозу и длительность терапии еще предстоит определить.

Исследовательские приоритеты ASCOдля ускорения прогресса в противораковой борьбе

Исследовательские приоритеты в 2021 году представляют собой многообещающие области научных исследований, которые обладают потенциалом значительно улучшить базу знаний для принятия клинических решений и ответить на жизненно важные нерешенные вопросы в оказании онкологической помощи.

Список этого года включает впервые включенный приоритет исследований в области искусственного интеллекта (ИИ), признавая его растущий потенциал в решении сложных проблем и продвижении диагностических, терапевтических и трансляционных исследований в целом спектре областей профилактики и лечения онкологических заболеваний.

Разработать и внедрить ИИ и технологии глубокого обучения в онкологические исследования

Области первостепенного фокуса внимания включают:

  • Разработать методы глубокого обучения, которые помогут в диагностике рака на основании анализа биообразцов, включая выявление молекулярных вариантов, которые могут влиять на прогноз и терапевтические решения.
  • Изучить возможности применения ИИ для улучшения радиографических методов визуализации и анализа изображений.
  • Внедрить и оценить системы ИИ, интегрирующие большие объемы клинических данных, для поддержки принятия клинических решений и измерения клинических результатов.

Выделить стратегии прогнозирования ответа и резистентности к иммунотерапии

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Выявить биомаркеры крови и опухолевой ткани при иммунотерапии, которые могут использоваться для прогнозирования первичного ответа, длительного контроля заболевания, нежелательных явлений и устойчивости к лечению.
  • Разработать предиктивные модели и алгоритмы определения риска тяжелой иммуноопосредованной токсичности на основании имеющихся данных пациента.

Оптимизировать мультимодальную терапию солидных опухолей

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Разработать аналитически и клинически валидированные тесты на основе биомаркеров с доказанной клинической пользой для определения риска рецидива после лечения первичной опухоли и наилучших вариантов лечения для пациентов в различных группах риска.
  • Определить группы пациентов, которым показана периоперационная, неоадъювантная и адъювантная терапия, включая клинические, патоморфологические, генетические, биохимические, иммунологические, внешние и социальные факторы, которые влияют на вероятность пользы от лечения.
  • Изучить стратегии снижения интенсивности лечения, которые максимизируют пользу и минимизируют риск.

Усилить исследования в области прецизионной медицины и терапевтических подходов при детских и других редких опухолях

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Определить генетические и другие молекулярные нарушения в детских и редких опухолях, которые могут в дальнейшем послужить потенциальными мишенями для противоопухолевой терапии.
  • Разработать эффективные противоопухолевые лекарственные препараты, направленные на генетические и другие молекулярные нарушения при детских и редких опухолях.
  • Изучить эффективность существующих таргетных препаратов у детей и пациентов с редкими опухолями, у которых есть мутации, отвечающие на лекарственные терапию, работающую у взрослых больных.

Оптимизировать медицинскую помощь пожилым пациентам с онкологическими заболеваниями

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Разработать стандартизованные методы характеризации физиологического старения, включая гериартрическую оценку, биомаркеры старения и клиническую фармакологию у пожилых пациентов, чтобы более надежным образом прогнозировать риск развития связанных с лечением нежелательных явлений у пациентов пожилого возраста, страдающих онкологическими заболеваниями.
  • Использовать полученные на практике данные для наилучшего понимания эффективности и токсичности противоопухолевой терапии, включая влияние на физические и когнитивные функции, а также качество жизни, особенно среди пожилых пациентов, недостаточно представленных в клинических исследованиях, например, с нарушением общего состояния, сопутствующими заболеваниями или хрупкостью.
  • Изучить роль гериартрической помощи в улучшении результатов лечения с использованием персонализированного подхода; важные области особого внимания включают стратегии минимизации недостаточного лечения у крепких пациентов и избыточного лечения у уязвимых или хрупких пациентов, поддерживающей терапии и способов оказания помощи.

Повысить равный доступ к клиническим исследованиям в онкологии

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Улучшить понимание барьеров включения в исследования среди различных недостаточно представленных групп, принимая во внимание факторы, специфические для пациента, клиники, места жительства и самого исследования.
  • Разработать и протестировать программы, направленные на улучшение набора пациентов среди недостаточно представленных групп (примеры могут включать использование образовательных инструментов, телемедицину и вовлечение сообществ, исследования вовлеченности).
  • Оценить новые стратегии улучшения доступности ресурсов о клинических исследованиях в регионах с наибольшим числом недостаточно представленных групп населения.
  • Разработать механизмы улучшения осведомленности и знаний о клинических исследованиях среди недостаточно представленных групп и их лечащих врачей.
  • Использовать данные клинической практики для изучения различий в онкологической заболеваемости, распространенности, течении болезни, опыте лечения, включая эффективность и токсичность, среди недостаточно представленных групп населения.

Снизить нежелательные последствия противоопухолевой терапии

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Разработать и протестировать стратегии снижения и купирования токсичности, связанной с противоопухолевой терапией, включая оптимизацию доз химио- и лучевой терапии.
  • Выявить генетические варианты, ассоциированные с повышенным риском связанной с лечением токсичности.
  • Углубить понимание подлежащих механизмов токсичности таргетной терапии, определить их вклад в отдаленные эффекты и разработать новые стратегии купирования или элиминации этой токсичности.
  • Расширить понимание и использование спектра подходов к купированию болевого синдрома у пациентов с онкологическими заболеваниями.
  • Разработать новые инструменты для обеспечения долгосрочного отслеживания результатов лечения, включая сообщаемые пациентами параметры.

Снизить влияние ожирения на онкологическую заболеваемость и результаты лечения

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Улучшить понимание механизмов влияния массы тела и энергетического обмена, включая физическую активность и диету, на развитие и прогрессирование злокачественных опухолей.
  • Изучить, как ожирение влияет на ответ на терапию, риск рецидива (возврата) онкологического заболевания и отдаленные результаты лечения.
  • Оценить влияние вмешательств в энергетический обмен, таких как снижение массы тела, увеличение физической активности и улучшение качества диеты, на риск развития злокачественных опухолей, рецидива онкологического заболевания и смертности.
  • Выделить эффективные методы оптимизации энергетического обмена у пациентов групп риска и тех, у кого выявлено онкологического заболевание.

Лучше распознавать потенциально злокачественные поражения и прогнозировать, когда необходимо лечение

Области приоритетного фокуса внимания включают:

  • Убрать барьеры в скрининге и раннем лечении потенциально злокачественных заболеваний.
  • Выделить потенциально злокачественные поражения с высоким риском прогрессирования на основании специфических характеристик и разработать соответствующие терапевтические стратегии, одновременно определив те потенциально злокачественные поражения, которые не требуют вмешательства.
  • Выявить специфические молекулярные пути, которые стимулируют прогрессирование неинвазивных поражений в инвазивные опухоли, и разработать методы вмешательств, позволяющие отсрочить или предотвратить переход в малигнизацию (озлокачествление).
  • Определить особенности микроокружения потенциально злокачественных поражений, которые связаны с прогрессированием в инвазивную опухоль.
  • Исследовать новые методы оценки потенциально злокачественных поражений, чтобы наилучшим образом информировать о риске или вероятности прогрессирования в инвазивную опухоль.
  • S Предыдущая статья
  • Следующая статья s

Иммунный надзор над опухолью: клеточная защита от рака

Иммунный надзор? - досье рака

Организм человека в постоянном режиме отслеживает любые изменения внутренней среды.

Иммунный надзор над опухолью – это механизм распознавания и уничтожения возникших раковых клеток с целью предотвращения прогрессирующей малигнизации.

Природа предусмотрела практически все для защиты живого организма, но порой сам человек проделывает бреши  в иммунном барьере, обеспечивая беспрепятственный рост опухолевых клеток.

Основные защитники организма – клетки крови, выполняющие иммунный надзор

Иммунный надзор – что это такое

Основа работы защитной иммунной системы – распознавание опасных для жизнедеятельности клеточных структур, появляющихся в организме. Иммунный надзор должен выявить 2 типа врагов:

  1. Чужеродные (вирусы, бактерии, грибы, трансплантированные ткани);
  2. Измененные собственные (мутантные и раковые клетки).

Обнаружив противника, противоопухолевый иммунитет обеспечивает уничтожение опасных клеток, не допуская заболевания или формирования опухоли. Важнейшая роль в предотвращении рака принадлежит специфическим приобретенным клеточным реакциям: основными солдатами в битве с вероломным и коварным противником-опухолью являются клетки крови лимфоциты.

Механизм противоопухолевой защиты – роль лимфоцитов

Стабильность внутренней среды организма, иммунный надзор и борьбу с опухолевыми клетками обеспечивают следующие виды клеток крови:

  1. Т-лимфоциты хелперы (выявление и опознание потенциального противника);
  2. Т-лимфоциты киллеры (разрушение и удаление раковых клеток);
  3. Макрофаги, моноциты, тучные клетки (поглощение клеточных структур);
  4. В-лимфоциты (запоминание информации о попытке проникновения врага).

Любая мутантная или трансформированная клетка, которая раньше была нормальной, а сейчас может стать основой опухоли, несет на себе измененные антигены. Именно эти опознавательные знаки Т-хелперы выявляют, обеспечивая идентификацию вражеских агентов.

Обнаружив противника, в бой идут основные бойцы – макрофаги, Т-киллеры, тучные клетки, которые выполняют всю работу по уничтожению опухолевых клеток.

Чтобы запомнить информацию о вторжении, В-лимфоциты формируют специфические антитела, которые в будущем помогут быстрее и эффективнее бороться с раком.

Бой с врагом идет практически постоянно, и в большинстве случаев побеждает иммунитет

Роль опухоли в преодолении иммунного барьера

Многоуровневая защита организма далеко не всегда может гарантированно предотвратить рак. Иммунный надзор не бесконечен – количество солдат-кровяных клеток постепенно уменьшается, а опухоль продолжает отправлять в бой новые и новые когорты раковых эмболов. Важными факторами, помогающими злокачественному новообразованию преодолеть иммунный надзор, являются:

  1. Постоянные и продолжающиеся мутации и трансформации (опухолевые клетки меняют антигены, затрудняя идентификацию);
  2. Естественный отбор (передача генетической информации от агрессивных раковых клеток, которые смогли преодолеть противоопухолевый иммунитет, к новым генерациям опухолевых структур);
  3. Улучшение сосудистого питания в новообразовании за счет ангиогенеза (тыловое обеспечение вражеской армии);
  4. Постоянно увеличивающееся войско рака при снижении количества солдат со стороны организма.

Злокачественная опухоль неутомима, делая все возможное, чтобы просочиться через противоопухолевые барьеры: при возникновении благоприятных условий, рак начинает стремительно прогрессировать, что проявляется типичными симптомами болезни.

Нарушенный иммунный надзор – каковы последствия

Зачастую человек сам открывает ворота врагу. Иммунный надзор ослабевает и прекращается на фоне негативного влияния любых факторов канцерогенеза, из которых самыми частыми и наиболее отрицательными являются:

  1. Курение;
  2. Действие химических канцерогенов;
  3. Радиация;
  4. Иммуносупрессия при трансплантации органов;
  5. Вирусная инфекция;
  6. Иммунодефицитные болезни;
  7. Старение.

У курящих людей резко увеличивается риск онкозаболеваний (в первую очередь, раком легких). При врожденных и приобретенных иммунодефицитах вероятность возникновения злокачественной опухоли повышается в 100-1000 раз.

На фоне трансплантации с иммуносупрессивной терапией – в 50-100 раз.

Нарушенный противоопухолевый иммунитет – это основная причина рака у молодых людей: недостаток солдат в ежедневных схватках с раковым войском стремительно приближает развязку всей битвы.

Больше познавательных статей об онкологии на канале Яндекс.Дзен Onkos

Запись опубликована в рубрике Онкология с метками болезнь, карцинома, онкология, опухоль, рак. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Анализ на рак, которому нельзя доверять | CMT: Научный подход

Иммунный надзор? - досье рака

Обзор

Идеальная диагностика: сдал кровь на онкомаркеры, и через несколько дней готов результат — рака нет! Ежегодно посещая лабораторию можно быть уверенным в своем здоровье.

Даже если однажды вы попадете в число онкобольных, то узнаете об этом на самой ранней стадии, когда опухоль еще нельзя нащупать, увидеть или почувствовать, зато легко вылечить полностью.

Не верьте! Это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

Среди услуг крупных медицинских лабораторий вы действительно найдете анализ крови на онкомаркеры для диагностики рака: молочной железы — CA 15-3, яичников — CA 125, желудка — CA 72-4, легких — Cyfra 21-1, предстательной железы — PSA, печени — alfa-Fetoprotein и др.

Это белки или белково-углеводные комплексы, главным источником которых является раковая опухоль, поэтому активный рост злокачественного новообразования и повышение концентрации онкомаркеров в крови тесно связаны. Однако этой связи недостаточно для того, чтобы по результату анализа делать выводы о наличии или отсутствии рака в организме.

Провериться на онкомаркеры на всякий случай, когда ничего не беспокоит — пустая трата денег и нервов. И вот почему…

Почему онкомаркеры ошибаются?

Протоколы диагностики на основе концентрации онкомаркеров в крови не работают на условно здоровых людях, не имеющих повышенного риска рака или тревожных симптомов, так как не разрабатывались для скрининга (профилактического обследования населения).

Представьте, что просеиваете песок, в котором очень мало ценных крупинок, а ячейки сита не соответствуют им по размеру: либо сквозь прутья просыплется почти все, либо в сите останется слишком много постороннего мусора. Тесты, выявляющие маркеры рака, имеют относительно низкую чувствительность и специфичность.

Количество людей, получающих ошибочные результаты анализа превышает число реально больных, так как рак — заболевание редкое.

Специфичность — это отношение числа отрицательных анализов на онкомаркер у действительно здоровых людей к общему числу людей без рака, которые прошли этот тест. У части из них тест окажется положительным, хотя рака нет.

Чувствительность — это отношение числа больных раком людей, выявленных с помощью теста, к общему числу раковых больных, участвующих в обследовании. Чем выше чувствительность, тем меньше людей с онкологией получат ложноотрицательный результат теста.

Частота рака яичников у женщин старше 50 лет составляет 40 случаев на 100 000 человек. Предположим, что какой-то онкомаркер рака яичников имеет очень высокую специфичность — 99%. Тогда при обследовании 100 000 человек 1000 из них получат ложноположительные результаты.

Количество ошибок окажется в 25 раз больше, чем число действительно больных людей. А теперь задумайтесь: для диагностики рака яичников используют маркер CA125. Его специфичность значительно меньше 99% — около 48%.

Целесообразно ли сдавать этот анализ на всякий случай?

Второй показатель — чувствительность теста зависит от размера опухоли и её активности. На ранних стадиях рака онкомаркеры нередко остаются в пределах нормы, и только когда опухоль набирает массу — чувствительность тестов повышается. Выходит, для ранней диагностики тест оказывается непригодным.

Например, онкомаркер SCC бывает повышенным только у половины больных раком эндометрия на I стадии. Это значит, что 5 из 10 обследованных на ранней стадии рака матки женщин, получат отрицательный результат анализа и уйдут домой в неведении.

Таким образом, онкомаркеры не дают однозначного ответа на вопрос: есть рак или его нет.

Третья беда существующих тестов на рак — они плохо определяют местоположение опухоли.

Например, раковый антиген 125 (CA 125) может быть повышенным при раке яичников, матки, молочной железы, поджелудочной железы, печени, кишечника, желудка и легких. Приблизительно такой же разброс с другими онкомаркерами.

Строго специфичным в плане локализации опухоли является только простатспецифический антиген (PSA), концентрация которого растет при повреждении предстательной железы.

Четвертый недостаток — онкомаркеры повышаются не только при онкологии. Положительными анализы бывают при доброкачественных заболеваниях (кисты, полипы, миомы, аденомы и пр.), воспалительных процессах, инфекциях, после травм и операций, высоком уровне холестерина в крови и других самых различных состояниях. Уровень некоторых показателей колеблется в течение суток.

Например, концентрация маркера SCC у одного и того же человека может изменяться в течение дня на 24%. Чтобы правильно трактовать результаты, нужно делать тест несколько раз в одно время.

Кроме того, для определения каждого онкомаркера существует несколько методик, и сдав кровь в разных лабораториях, вы можете получить положительный и отрицательный результаты на рак одновременно.

Тут можно было бы поставить жирную точку в теме онкомаркеров, однако эти анализы играют очень важную роль в клинической онкологии и действительно спасают жизни. Главное, использовать их по назначению.

Что показывают онкомаркеры крови?

Чаще всего онкомаркеры используют для контроля эффективности лечения уже обнаруженной опухоли. Если после операции, химиотерапии или облучения концентрация онкомаркера снижается, делают вывод, что лечение прошло успешно. Иногда врач рекомендует сдавать онкомаркеры с определенной периодичностью.

Если их концентрация начинает расти по сравнению с исходной, даже оставаясь в пределах нормы, есть вероятность повторного роста опухоли или метастазов.

Таким образом по уровню онкомаркеров можно индивидуально подбирать лечение и отслеживать рецидивы за несколько месяцев до их визуализации с помощью инструментальных методов диагностики: УЗИ, КТ, МРТ и др.

Существует около 20 маркеров рака, которые врачи применяют в сложных случаях диагностики: когда есть подозрительные симптомы или нужно определить «злой» или «добрый» характер труднодоступной опухоли. Однако эти анализы назначают только в том случае, если возможности более надежной диагностики рака исчерпаны.

Иногда онкомаркеры используют для скрининга, но только среди людей с высоким риском рака. Например, онкомаркер CA 125 используют для первичной диагностики рака яичников у женщин из группы риска: тех, кто имеет генетическую предрасположенность.

В этом случае, анализ на CA 125 назначается ежегодно в комбинации с УЗИ и отслеживается в динамике. Анализ может быть положительным при миоме матки, кистах яичников, воспалительных процессах в малом тазу и органах брюшной полости, в начале беременности и в некоторых других случаях.

Однако он оправдывает себя у женщин с высоким риском рака, хотя в общей популяции бесполезен.

Серьезную проблему в онкологии представляет рак кишечника — это один из самых распространенных видов злокачественных новообразований, ранние стадии которого протекают бессимптомно. Есть большой соблазн использовать онкомаркеры для ранней диагностики этого заболевания. Однако все существующие онкомаркеры рака кишечника дают недопустимо большое количество ложноположительных результатов.

Их используют только для контроля за лечением, наблюдения за пациентами в ремиссии и отслеживания рецидивов. Для скрининга рака кишечника пока применяется простой и дешевый анализ кала на скрытую кровь (не является онкомаркером).

Согласно исследованиям, такая мера на треть снижает риск смерти от колоректального рака, так как позволяет заподозрить опухоль в тот период, когда её можно вылечить.

Единственный анализ крови на рак, который можно сдавать в рамках скрининга — это анализ на рак простаты — онкомаркер PSA.

PSA — ранняя диагностика рака простаты

У нас, как и во многих других странах, проводят скрининг на рак предстательной железы, определяя в крови мужчин из групп риска (старше 50 лет) уровень простатспецифического антигена (PSA). Этот онкомаркер вырабатывается в простате, поэтому его повышение всегда указывает на патологию этого органа.

Однако положительным PSA будет не только при раке, но и при воспалении предстательной железы — простатите, а также при доброкачественной аденоме.

Такие факторы, как биопсия, ТРУЗИ, массаж простаты, пальцевое исследование прямой кишки и даже эякуляция за день-два до диагностики могут существенно изменить показатели анализа в большую сторону.

Есть обоснованное в ряде исследований мнение, что диагностики PSA никак не уменьшает смертность от рака простаты, приводит к увеличению частоты ненужных и травматичных манипуляций на предстательной железе и расшатывает психику мужчин ложными результатами.

Положительное прогностическое значение PSA всего около 30%. Это значит, что из 14 мужчин с положительным тестом рак будет только у четырех, а 10 человек будут напуганы зря.

Международная норма PSA от 0 до 4 нг/мл.

Однако около четверти всех мужчин с раком простаты имеют нормальный уровень маркера и около половины людей с доброкачественными заболеваниями предстательной железы имеют повышенный PSA.

Сам по себе анализ имеет низкую ценность, но в комплексе с пальцевым исследованием и дополнительными методами диагностики повышает возможность диагностики рака простаты на ранней стадии. Согласно международным рекомендациями всем мужчинам старше 50 лет нужно сдавать PSA, а затем проходить пальцевое ректальное исследование.

Если родственники мужчины болели раком простаты, начинать обследование можно в более молодом возрасте. Злокачественную опухоль предстательной железы трудно обнаружить и отличить от доброкачественных заболеваний простаты, которые очень распространены среди мужчин. Анализ на PSA далеко не идеальный, но единственно возможный в этом случае.

Главное, получив анализ с завышенными цифрами PSA, не паникуйте раньше времени, вероятность ошибки очень высока.

Анализ на все виды рака: ЭПР-ТСА тест

С 2017 года некоторые медицинские лаборатории предлагают уникальную услугу: сдать кровь сразу на все виды рака одновременно. По легенде, анализ дает точный ответ: есть злокачественная опухоль в организме или её нет, но не позволяет определить, где эта опухоль находится.

Диагностика чаще называется «ЭПР-ТСА тест», а также «ESPIRE Скрин», «ESR method» или просто — «Анализ изменения транспортных свойств альбумина» и стоит приличных денег.

Однако в сопроводительных рекламных материалах говориться, что тест стоит дешевле, чем определение всех онкомаркеров разом, кроме того, на здоровье экономить нельзя.

Якобы анализ имеет очень высокую чувствительность и специфичность, а значит гораздо достовернее обычных онкомаркеров. Поспорить с таким утверждением сложно, но так ли хорош этот тест, как кажется с первого взгляда?

Диагностика основана на определении трехмерной структуры основного транспортного белка крови — альбумина. Если в организме появляется злокачественная опухоль, то молекулы альбумина в крови меняет свою форму.

Эти изменения можно наблюдать с помощью давно вошедшего в научную практику метода — спектроскопии (или электронного парамагнитного резонанса). Такое красивое решение проблемы диагностики рака придумала немецкая фирма MedInnovation.

Однако дальше начинается все самое интересное.

Почему альбумин меняет свою форму? Потому что он соединяется с веществами, которые продуцирует раковая опухоль — онкомаркерами. Таким образом, ЭПР-ТСА тест — это диагностика рака по тем же самым онкомаркерам, только с использованием более совершенной методики.

В сопроводительных документах, в разделе перспектив метода, компания MedInnovation демонстрирует разные спектры альбумина, в комплексе с онкомаркерами рака легких, кишечника, простаты и молочной железы. С помощью большой библиотеки различных спектров и компьютерного анализа, у теста есть возможность определять расположение опухоли точнее, чем у современных анализов на онкомаркеры.

Однако пока надежных протоколов по этому вопросу у разработчиков нет, и в клинической практике тест не определяет локализацию опухоли вообще.

Что касается чувствительности и специфичности метода, то при детальном изучении документации получается, что цифры, которые разработчики приводят в рекламе — это результат использования теста в самых благоприятных условиях. В среднем, показатели достоверности анализа совсем немного превышают общепринятые у известных онкомаркеров.

При расшифровке анализа учитываются 4 показателя. Только при одной их комбинации результат однозначно свидетельствует о раке. Другая комбинация параметров теста исключает онкологию. Остальные 14 комбинаций, дают неточные результаты: вам будет рекомендовано пройти дополнительную диагностику и пересдать тест через месяц.

ЭПР-ТСА тест ошибается, если в организме есть воспалительный процесс или доброкачественная опухоль, при нарушении белкового или жирового обмена, что бывает при ожирении, неправильном питании, атеросклерозе, нарушении работы печени, если вы беременны, если принимаете алкоголь, наркотики, аспирин и некоторые другие лекарственные препараты.

Чем грозят ошибки любой самодиагностики по онкомаркерам, будь то обычный анализ или тест функциональности альбумина? Если получите ложноположительный результат, то почувствуете себя тяжелобольным, а это очень страшно. В лучшем случае, диагноз быстро снимут, но осадочек останется.

Иногда тест сдают люди, имеющие обоснованные подозрения на рак: плохую наследственность, какие-то неясные симптомы. Отрицательный результат окрыляет! Но если он ложный, то человек живет в незнании о своей болезни и теряет драгоценное время. Существуют проверенные временем и наукой способы выявить рак на ранней стадии.

А онкомаркеры — это оружие онкологов, сдавать такие анализы без назначения врача вредно.

Знай об организме
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: